Главарь
— Ты кто? — Часть силы той, что без числа творит добро, всему желая зла.
Название:"Глупости"
Автор: -
Фендом:Crows Zero
Пейринг:Такия,Идзаки,Го,Манабу
Размер:мини 1132 слова
Размещение:только с разрешения
Пометка:сделано по заявке с Crows Zero Fest:"Идзаки засовывает в Генджи кулак."

Идзаки и Гендзи – друзья. «Друзья» в их отношении звучит немного странно и неубедительно, но они – друзья. Даже если они не разговаривают обо всём на свете, не делятся планами на будущее и даже о том, что они всё-таки друзья, никому не говорят. Болтовня ни о чём, частое времяпровождение вместе и прочая фигня скорее стандарт слова «друзья», но при всём этом к ним это не относится. Вот такие странные друзья Идзаки и Гендзи.
И всё же, откровение редкими перебежками проскальзывало и между ними, ведь какой бы ни была их дружба – она всё же была.
- Знаешь, когда я был мелким и ходил ещё в нормальную школу, моя мать заставила меня прочитать какую-то книгу. Её сюжет я помню до сих пор.
- А название?
- А хуй знает.
- Мм.
Гендзи безразлично смотрит вдаль, но додумайся кто-нибудь спросить его, что он там увидел – Такия не понял бы даже суть вопроса. О том, что когда-то Идзаки читал книги, Такия догадывался, уж этот мог. Да он и сам вроде как читал. Правда что и когда совсем не помнит, зато помнит другое.
- А я, когда был мелким, проспорил одному, и он засунул кулак мне в рот.
В первой части сказанного нет ничего необычного, а вот с пониманием второй возникают проблемы. Идзаки медленно переводит взгляд на Гендзи, чтоб убедиться, что рядом сидит именно он и ему ничего не показалось. Засунул кулак в рот? Вот так откровение. Идзаки удивлённо смотрит на Такию, всё ещё переваривая информацию, и в голове вдруг неожиданно щёлкает идея.
- А давай проверим.
- Что?
Такия непонимающе косится на Идзаки и в самом деле не въезжая, что тот имеет в виду.
- Можно ли засунуть тебе кулак в рот сейчас.
В глазах Такии просматривается охуение последней степени. Он никак не мог понять, шутит Идзаки или же говорит всерьёз. Хотя зная Шуна и его неожиданно-странные идеи, склонялся ко второму варианту. В тёмно-карих глазах появился знакомый огонёк азарта, который Гендзи приходилось видеть не один раз. Раньше Такия ничего не имел против «гениальных» идей Шуна, они были довольно забавными и могли пробудить интерес и у самого, но только сейчас он понял, почему никогда не возражал против них. Раньше Гендзи ни разу не выступал в роли подопытного, зато сейчас он единственный и выбирать больше не из кого. Великолепный шанс испытать новые ощущения.
- А с хуя ли я должен на это согласиться?
- Помнишь, ты мне проиграл партию в дартс? Так вот, можешь считать это моим желанием.
Аргумент железный. Проиграл – выполняй. Всё же идея играть в дартс на желание была не лучше нынешней идеи Идзаки и грозила Такии не только физическими повреждениями. Но за всякую глупость нужно платить, даже если она сделана по пьяни. А в данном случае так за две. Идзаки от своей идеи просто так не отступится, что было не столь хорошим прогнозом. Вдруг стало как-то страшновато, а под пристальным взглядом и вовсе захотелось исчезнуть из этого места и оказаться от Идзаки как можно дальше, но…
- Ты что, боишься?
Три слова, которые враз меняют настрой Такии, а последнее из которых – что-то вроде заклинания, которое меняет сущность человека, меняет на бесстрашного и решительного. Порой даже слишком.
Пафосно изогнутая бровь и насмешливая ухмылка заставляют Гендзи проигнорировать собственный инстинкт самосохранения, который яростно кричит «стоп» и пойти на неоправданный риск.
- Нет.
Лицо становится серьёзным и в голосе буквально звучит «не на того нарвался». Вообще-то Идзаки хорошо знал, на кого нарвался, и именно поэтому его уловка сработала безотказно. О результатах взять Такию на «слабо» Шун прекрасно знал. Такия сделает что угодно, чтобы показать своё «не слабо». Идзаки расплывается в самодовольной улыбке и, наслаждаясь каждым словом, произносит:
- Тогда открывай рот.
В следующую секунду перед лицом Гендзи возникает далеко не маленький кулак Шуна, отчего Такия смотрит на него неуверенно и с опаской. Прежняя решимость постепенно исчезает, вызывая в груди учащённое сердцебиение и в голове яркую вывеску с надписью «Блять». Такия зло косится на самого Шуна, в надежде испепелить его взглядом или хотя бы прожечь дыру во лбу, но на лице у того только бровь ползёт вверх. В бессилие Гендзи снова переводит взгляд на кулак и, сглатывая напоследок, неуверенно открывает рот. Последующие ощущения заставили Гендзи пожалеть о своей решимости показать бесстрашие, за которым скрывались самые естественные неуверенность и нерешительность.

***


- Эй, Манабу, ты видел тех тёлок?
- Да конечно видел, отпадные попки, да?
- Эй, ты бы…
Близнец замирает в немом изумлении и резко забывает о том, что хотел сказать, а секундой позже к нему присоединяется и другой. Они застывают как две статуи, и только дыхание выдаёт их человеческое происхождение. Наверное то, что они сейчас видят – самое странное и непонятное из всего, что встречалось в их жизни. Идзаки засовывает Такии в рот кулак. Финиш. Картина, не поддающаяся даже малейшему объяснению. Миками никогда не отличались хорошей сообразительностью, но сейчас некоторые, на удивление хорошо работающие, извилины подсказывали им сматываться из этого места и рекомендовали стартовать прямо сейчас, пока есть такая возможность. Но, как обычно случается в каком-нибудь глупом комиксе, шанс по-тихому слинять показал им большой толстый хер. Го задевает пустую и так некстати лежащую банку от пива, отчего та звонко оповещая о своём присутствии, катится по асфальту. Сердца застывают у всех, особенно у Такии. Но когда Идзаки демонстративно поворачивается и смотрит вбок – никого уже нет.
Стук пустой банки отозвался в сердце Гендзи глухим эхом и очень сильно. В широко открытых глазах Идзаки без проблем прочитал испуганное «пиздец», и быть может, несколькими секундами раньше в его голове пронёсся такой же вывод. Репутация в данный момент волновала Идзаки не меньше, чем Такию, а может и больше, но на немой вопрос Гендзи «что это блять было?» Шун спокойно отвечает «кошка», хотя прекрасно знает, что это была далеко не кошка.

***


Хохот, слишком громкий, чтоб казаться нормальным и естественным, доносится из одного небезызвестного класса на втором этаже. Смех такой, что сомнения на счёт наличия у веселящихся травки или лёгких наркотиков отлетают сами собой. Судзурановцы, оказавшиеся на этом же, втором этаже, с удивлением и интересом косятся на закрытую дверь, за которой два близнеца уже близки к смерти от смеха. Процесс торможения закончен, и Го и Манабу ржут как кони над увиденным ранее. Ещё бы, когда ещё может представиться возможность увидеть такое. Близнецы веселятся на всю, как раз до того момента, когда в класс входит Идзаки, который сам по себе является плохой новостью с большой буквы. Братья затыкаются сразу же и застывают на месте, ожидая всего, чего угодно. Всё-таки Идзаки ради сохранения своей репутации пойдёт на многое, а с недавних пор и ради репутации Такии, поскольку та стала частью его собственной. Закрыв за собой дверь, Идзаки медленно подходит к явно лишним свидетелям и, изображая на лице пугающе-хищную улыбку, говорит:
- Если вы двое кому-нибудь проболтаетесь, то я засуну вам в рот не только кулак.
И, видя на лицах близняшек нужный ему результат, уходит, заставляя братьев переглянуться. Они хорошо понимают, что если не последуют данному им совету, то жизнь их закончится рано и не самым приятным образом. С Идзаки шутить совсем неохота.

@темы: Манабу Миками, Идзаки Шун, Го Миками, Гендзи Такия